Скрыть
Раскрыть

2011. №2

Теоретические и прикладные исследования

5–122

Содержание

1. Группа мер воздействия

1.1. В Зазеркалье

1.2. Система, а не набор явлений

1.3. Предписывайте соответствие норме, но дайте возможность добиваться большего

1.4. Общие, но различные

 

2. Адаптация мер воздействия к определенному контексту

2.1. Как прорваться, а не провалиться

2.2. Руководящий принцип: принуждение или убеждение?

 

3. Поддержание уровня

3.1. Практика сотрудничества: пользовательский интерфейс

3.2. Посредническое звено: операционная система

3.3. Воспитание нового поколения лидеров: центральный процессор

 

4. Пусковой импульс

4.1. На старте

4.2. Хороший кризис всегда пригодится

4.3. Не спрятаться, не скрыться

4.4. Как правильно выйти на сцену

4.5. Сценарий нового лидера

4.6. Устойчивость лидера

 

5. Заключение

Приложение

DOI: 10.17323/1814-9545-2011-2-5-122

123–150

Тест PIRLS свидетельствует о высоком уровне готовности 9–10-летних выпускников российской начальной школы к обучению с помощью текстов. Тест PISA обнаружил низкий уровень готовности 15–16-летних выпускников основной школы к использованию текстов для решения широкого круга бытовых, социальных и образовательных задач. Для изучения динамики читательской грамотности 10-15-летних учеников основной школы была создана диагностическая методика «Тяни-толкай», сочетающая подходы PIRLS и PISA. Приведены данные о читательской грамотности учеников 4-х, 6-х и 9-х классов, оцененной с помощью этого единого измерителя. Показано, что два года обучения в российской основной школе (5-й и 6-й классы) ничего не изменяют в способности школьников понимать информационные тексты. 9-й класс значимо отличается по уровню читательской грамотности от 4-го, однако ее накопление за пять лет обучения весьма незначительно. Результаты расцениваются как свидетельство того, что в современной российской школе остро стоит проблема качества учебников и способов их использования в учебном процессе.

DOI: 10.17323/1814-9545-2011-2-123-150

Практика

151–162

DOI: 10.17323/1814-9545-2011-2-151-162

163–180

Анализируются современные вызовы российскому образованию и исторические предпосылки, которые сделали возможным сегодня оформление профессии тьютора в российском образовании. Предложена ресурсная схема общего тьюторского действия. Обсуждаются основные формы тьюторского сопровождения образования, нормативно-правовое оформление тьюторской деятельности на примере школы.

DOI: 10.17323/1814-9545-2011-2-163-180

Дискуссия

181–182

Стоит ли напоминать события, которые привели к всеобщему взрыву, но облегчения и ясности не принесли? Наверное, стоит. Как мы помним, сначала тлел, а потом все упорней разгорался пожар слухов. Первый язычок реального пламени показался в середине ноября. Совсем ненадолго — мелькнул и исчез. Документ стандарта, представленный на сайте standart. edu.ru, продержался всего несколько дней с 17 ноября. В том ноябрьском, быстро исчезнувшем варианте сразу стали очевидны разные слои текста: ясные и непонятые аудиторией. В этом столкновении завязались главные интриги, родились новые слухи, неизбежно по ходу дела многое искажавшие. Путаница началась с часовыми пропорциями, объемами (то ли это часы, то ли количество предметов), с финансовыми обязательствами, которые государство готово взять на себя: какую-то часть школьного курса оно оплатит, а какую-то оставит для самостоятельной «покупки» родителям. Возникло немало спорных вопросов: что такое углубленное изучение и насколько оно подкреплено отведенным количеством времени, сколько вообще предметов необходимо и достаточно для выбора. По сценарию разработчиков и министерства 15 февраля 2011 г. планировалось завершить дебаты и утвердить стандарт. Но этого не произошло, потому что на наших глазах начал разворачиваться контрсценарий. Отправная точка — письмо Сергея Волкова, учителя русского языка и литературы школы № 57, главного редактора газеты «Литература», опубликованное в Сети 28 января. Оно собрало двадцать с лишним тысяч подписей и вызвало новый виток обсуждений и вмешательство премьера В. В. Путина, отправившего стандарт на исправление разработчикам. В марте появилась новая редакция. А в апреле — третий вариант. Общей и неизменной осталась ключевая идея: возможность выбора дисциплин и изучения их на разных уровнях. А вот детали изменились. Существенно переработаны правила формирования учебного плана. В предметной области «филология» выбирается не менее одного предмета при обязательном курсе «русский язык и литература» на базовом или профильном уровне. В раздел «общественные науки» входит курс «Россия в мире» — раньше он рассматривался самостоятельно. И здесь изучается уже не менее двух предметов при обязательном выборе интегрированного курса «Россия в мире». Выделена отдельная предметная область — «физическая культура и ОБЖ», где выбирается не менее двух предметов. В проекте стандартов появились новые разделы: «государственная итоговая аттестация» и «кадровые условия», в которых четко сформулировано, что должен уметь и какими знаниями должен обладать учитель старшей школы. Устанавливаются три обязательных экзамена в формате ЕГЭ: русский и литература, математика и иностранный язык. Причем на том уровне, который выбирает ребенок, — тем самым расширяется право выбора. Многие мнения, высказанные в ходе дискуссий, и замечания экспертов учтены при доработке стандарта. Однако мы не считаем, что тема закрыта, и теперь, когда споры, во многом вызванные непониманием, утихли, приглашаем к содержательной и спокойной дискуссии на страницах нашего журнала, которая поможет не только проанализировать предмет спора, но и осмыслить наш дискуссионный опыт, к сожалению, не всегда продуктивный. Сегодня вашему вниманию представлены мнения двух экспертов — А. И. Любжина и Л. Л. Любимова.

183–192

Анализируя критику стандарта старшей школы с разных позиций — левых и консервативных, автор обосновывает рациональность возвращения в современных условиях к традиционному русскому и европейскому образованию с тремя основными типами учебных заведений: гуманитарными гимназиями, естественнонаучными гимназиями и общеобразовательными школами.

DOI: 10.17323/1814-9545-2011-2-183-192

193–202

Автор обсуждает наиболее важные и наиболее дискуссионные вопросы, связанные с проектом образовательного стандарта для старшей школы: смену парадигмы всеобуча на деятельностную парадигму, необходимость переподготовки учителей, изменение характера контроля общества над школой, сроки внедрения нового стандарта. Особое внимание уделяется базисному учебному плану: разделению предметов на изучаемые на базовом уровне и изучаемые профильно; необходимости сокращения числа изучаемых дисциплин; целесообразности выделения именно таких обязательных предметов, которые предусмотрены стандартом. Одной из наиболее сильных сторон нового стандарта автор считает личностное и духовно-нравственное развитие учащихся.

DOI: 10.17323/1814-9545-2011-2-193-202

Статистика и социология образования

204–235

На основании данных федерального статистического наблюдения за деятельностью общеобразовательных учреждений и опросов директоров, преподавателей, родителей школьников, выполненных в рамках Мониторинга экономики образования 2, охарактеризовано текущее состояние системы школьного образования в России, в том числе финансовые аспекты деятельности общеобразовательных учреждений, доходы и карьерные стратегии преподавателей, а также дополнительное образование школьников.
Материал подготовлен старшим научным сотрудником Центра статистики и мониторинга образования ИСИЭЗ Забатуриной И.Ю., ведущим научным сотрудником Центра прикладных экономических исследований и разработок ИРО Сигаловым С.В., замначальника отдела по работе с данными ИНИИ Угольновой Л.Е.

236–252

Используя концептуальный аппарат социологии знания, авторы анализируют условия производства различных версий социологического образования. Основное внимание уделяется национальным образовательным стандартам и их влиянию на разработку учебных планов на региональном уровне. На основе эмпирических данных выделены два типа стратегий формирования учебных планов: глобализационные и локализационные стратегии. Наиболее важными факторами, определяющими выбор стратегии, являются дисциплинарная принадлежность основателей факультета, профессиональные связи и способ распространения публикаций сотрудников факультета.

DOI: 10.17323/1814-9545-2011-2-236-252

Из истории образования

253–267

Рассматривается второй этап развития профессионального хореографического образования в России: с начала до середины XIX века, в контексте культурной эпохи романтизма. Определены особенные и универсальные характеристики образовательной модели специализированного типа, выявлен комплекс социокультурных факторов, формирующих и поддерживающих изменения в хореографическом образовании, а также механизмы, реализующие эти изменения.

DOI: 10.17323/1814-9545-2011-2-253-267

268–281

Русская высшая школа общественных наук работала в Париже в 1901–1906 гг. В основе ее образовательной концепции лежали представление о единстве гуманитарного знания, «синтетический» подход к организации высшего образования. В Школе нашли для себя место профессора, которым было фактически запрещено преподавать на родине, а также дисциплины, находившиеся под запретом в российских университетах.

DOI: 10.17323/1814-9545-2011-2-268-281

Книжные обзоры и рецензии

282–295

DOI: 10.17323/1814-9545-2011-2-282-295

Новости

10 сентября 2020

В Библиотеке журнала «Вопросы образования» вышла новая книга «Почему ученики не любят школу?» Дэниела Уиллингема


31 августа 2020

В Библиотеке журнала «Вопросы образования» издана книга дэны бойд «Все сложно. Жизнь подростков в социальных сетях»


07 августа 2020

Планируется тематический выпуск о влиянии пандемии на сферу образования